kamen_10

Category:


«Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы» В Евангелии от Марка (гл. 4, ст. 22) и от Луки (гл. 8, ст. 17)  

 2 часть

Жалоба о преступлении / Complaint about offense

На основании § 195 КrMS , настоящей жалобой сообщаю о преступлении, совершенном Tartu maavanem / Tartu County Governor Reno Laidre против меня и моей матери. Во избежание возможных недоразумений, напоминаю Вам о том, что " жалоба о преступлении " не является процессуальным документом. Из этого следует, что у меня, потерпевшего нет обязанности ее представления на государственном языке. Объем данного документа также не регламентирован KrMS. Настоятельно рекомендую Вам отнестись к информации, изложенной ниже, с особым вниманием и сделать выводы, соответствующие ситуации.

07.07.2013 в 01.35. рядом с домом, в котором я проживал со своей матерью, Стефанидой Шлабович, 1929 года рождения, и который принадлежал моему сыну, Андрею Шлабович, я услышал три ( 3 ) взрыва- два средней и один сильной мощности. В этот момент я и мать были в постели, но еще не спали. Услышав взрывы, я выбежал из дома, чтобы выяснить, что произошло. Увидел, что пристройка, примыкающая к дому, уже горит с трех сторон. Увидел, что по траве была разлита огненная полоска, направленная к стене строения. Ее длина составляла примерно три метра. Огонь был еще небольшой, и я решил. что смогу справиться с огнем сам. Но, к сожалению, ошибся, так как стены пристройки были сухими и огонь быстро охватил все строение. Я крикнул матери, что нас подожгли и что необходимо срочно покинуть дом.

Пытался заливать огонь водой из ведра, которую черпал из колодца. Когда понял, что не смогу самостоятельно погасить огонь, то попросил мать связаться со спасателями, по телефону № 112. Но проблема заключалась в том, что до этого поджога я не имел и не пользовался мобильным телефоном. У нас был только настольный телефон. Поэтому, чтобы связаться со спасателями, мне необходимо было вернуться в дом. Мать не смогла самостоятельно связаться со спасателями и мне пришлось самому установить c ними контакт. Но разговор с оператором спасателей, к сожалению, был достаточно долгим. Выбегая из дома на крыльцо, мне пришлось пересечь расстояние в 2 - 2,5 метра. Температура горения в этом месте была очень высокой, хотя огня уже не было. Одет я был одет лишь в рубашку и трусы. Это обстоятельство явилось причиной сверхтяжелой травмы, о которой, конечно, узнал позднее, через 37 дней. когда вышел из медикаментозной комы.

Потом приехали спасатели и карета Скорой помощи, которая увезла меня сначала в Tartu, а затем в Таllinn, в Северо- Эстонскую Региональную больницу, где я находился на лечении до 16.10.2013. Мне сделали множество пластических операций по пересадке кожи. В результате травмы имею утрату кожи, в той или иной мере, равную 85%. Площадь, пересаженной кожи имеет огромный размер. По моему мнению, материал для пересадки имеет не донорское происхождение, а был взят с трупа, так как получить необходимое количество кожи с донора было невозможно, тем более, что трансплантацию следовало провести в самые кратчайшие сроки. Это было связано с тем, что имелась прямая и непосредственная угроза для моей жизни. Во время лечения мне было перелито 8 литров крови и более 10 литров плазмы крови. По утверждению врачей, я являюсь первым пациентом в Эстонии, которому удалось выжить после подобной травмы. Около месяца мне проводилась трахеотомия- искусственная вентиляция легких.

С 16.10.2013. по 24.12.2013. я находился на восстановительном лечении в больнице города Elva. Лечение там было осложнено еще и тем, что после ожогов на мышечной ткани, также пострадавшей, а не собственно на коже, где процесс регенерации тогда был в самом начале, появились множественные очаги герпесных волдырей, различных размеров, в том числе, и огромных. Замечу, что эти волдыри наблюдались еще в течении трех месяцев после выписки из больницы.

Сейчас я инвалид и имею 100% нетрудоспособность, которая имеет срок до 31.08.2017, с возможным последующим продлением. Лицо обезображено ожогами. Волосяной покров головы частично утрачен. На кистях рук частично утрачена мышечная ткань.

Кроме этого, в результате преступлений я понес огромный ущерб : дом полностью уничтожен, сгорела или пришла в полную негодность большая часть имущества : вещей как моих личных, так и моей матери. Моя собственность- земельный участок, строения на нем, отняты у меня представителями властей Эстонии. В подобных условиях, явившихся прямым следствием преступления, я и моя престарелая мать вынуждены испытывать постоянные и очень серьезные бытовые и материальные трудности. Тем более, что мы не получили от кого- либо помощи или поддержки, если не считать тех 400 еuro, выданных моей матери в июле 2013 от имени Vara vallavalitsus. Состояние моего здоровья не позволяет мне выполнять какую- либо, даже самую простую, работу, что еще более отрицательно сказывается на условиях моей жизни. О своих постоянных моральных и эмоциональных страданиях и не говорю.

Мне известно, кто совершил это кровавое и жестокое преступление. Преступником является Tartu maavanem R.Laidre.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic